Проект пенсионной реформы Валерия Акпарова

Вход на сайт

Критика теории демографической революции (демографического перехода)

 

Теория демографического перехода, описывающая в общих чертах происходящие в последнее время демографические явления, рассматривается многими как серьезный теоретический фундамент для решения демографической проблемы. Эта теория приобрела в обществе вид парадигмы, и для объяснения  демографического взрыва в развивающихся странах или современной демографической ситуации в России многим достаточно сказать: эти страны находятся на таком-то этапе демографического перехода. В то же время попытки воздействия на демографическую ситуацию, опираясь на эту теорию, оказались безуспешными. В чем же состоит эта теория и насколько она обоснована?

Начнем с определения понятия «Демографический переход».

 Демографическим переходом называется «процесс смены неустойчивого баланса высокой смертности и высокой рождаемости более стабильным балансом низкой смертности и низкой рождаемости» (dic.academic.ru).

Другие определения: исторически быстрое снижение рождаемости и смертности, в результате чего воспроизводство населения сводится к простому замещению поколений. (Википедия).

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПЕРЕХОД, концепция, применяемая в совр. демографии (в т. ч. частью сов. учёных) для объяснения смены типов воспроиз ва нас.(демографический словарь).

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПЕРЕХОД - концепции, объясняющие смену типов воспроизводства населения, под которыми понимается свойственное данному этапу общественного развития единство интенсивности демографических процессов (смертности, брачности, рождаемости) и механизмов их социального регулирования.(Политологический словарь)

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПЕРЕХОД

- англ. demographic transition; нем. demographischer Ubergang. Истор. процесс перехода от экстенсивного типа воспроизводства населения с высокими уровнями смертности и рождаемости к интенсивному типу воспроизводства населения с низкими уровнями смертности и рождаемости.

Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009

Мы видим, что само определение демографического перехода пока не устоялось. Словарь Академик дает частное определение, касающееся только одного, современного, демографического перехода, тогда как их было два. Вряд ли баланс высокой рождаемости и высокой смертности был неустойчивым, он воспроизводился и обеспечивал устойчивый рост численности населения Земли на протяжении миллионов лет. А вот баланс низкой рождаемости и низкой смертности никак устойчивым назвать нельзя, так как он ведет прямо к полному исчезновению человека как вида и, соответственно, исчезновению самого этого баланса.

Второе определение (Википедия) также частное. Ну, а если за этим снижением рождаемости и смертности, благодаря путинской демографической политике последует быстрый рост рождаемости при низкой смертности, это не будет демографическим переходом? Кроме того, в современных капиталистических странах нет простого замещения поколений, а есть депопуляция. Отметим, что простое замещение поколений  и социально, и биологически бессмысленно, потому что прогресс создает условия для расширенного воспроизводства людей, а размножение (но не простое замещение поколений) является законом существования видов. Поэтому  определение Википедии просто неверно и написано безграмотным человеком.

Третье определение (Демографический словарь) более нейтральное. Демографический переход -  это просто концепция, объясняющая смену типов воспроизводства населения. В чем эта концепция, не раскрывается. Типы воспроизводства населения, видимо, к теории демографического перехода отношения не имеют и  определяются где-то отдельно.

Политологический словарь уже включает типы воспроизводства в определение перехода, но не раскрывает саму концепцию (т.е. ничего не говорит по существу понятия демографического перехода).

Энциклопедия социологии также дает частное определение, относящееся к последнему демографическому переходу.

Неудивительно, что при таком сыром определении своего  основного понятия демографы не могут предложить ничего стоящего для решения реальной демографической проблемы.

Тем не менее, из приведенного выше можно понять, что существуют (это постулируется) исторические типы воспроизводства населения, и переход от одного типа к другому называется демографическим переходом.

            Наиболее авторитетным ученым – сторонником теории демографического перехода является академик РАЕН А.Г. Вишневский, основной труд которого, «Демографическая революция», и является Академик Вишневскийпредметом настоящего критического рассмотрения.

            Логика автора проста. Падение рождаемости происходит в развитых странах, развитие стран есть явление прогрессивное, значит, и падение рождаемости прогрессивно. Более того, поскольку падение рождаемости в развитых странах происходит закономерно, то бороться с ним бессмысленно, всё равно что бороться с законом тяготения или с наступлением весны.

            Итак, теория демографического перехода утверждает, что существуют равновесие между рождаемостью и смертностью, и есть исторически обусловленные типы воспроизводства человека, при которых это равновесие достигается разным соотношением рождаемости и смертности. Демографическим переходом называется переход от одного типа воспроизведения человека, характеризующегося равновесием между высокой рождаемостью и высокой смертностью к другому, характеризующемуся таким же равновесием, но достигаемым между низкой рождаемостью и низкой смертностью. На деле рождаемость и смертность никогда не находятся в равновесии. Равновесием является состояние с нулевым ростом, простое воспроизведение населения. Если бы такое равновесие сохранялось, людей на Земле сейчас было бы не больше, чем шимпанзе. Но население земного шара от момента возникновения человечества и до последнего времени постоянно росло. Рождалось больше людей, чем умирало. Это происходило просто из-за того, что в результате технического прогресса всё время росло количество добываемой пищи. В течение 18 века население нашей страны удвоилось. Сейчас, наоборот, в индустриально развитых странах с рыночной экономикой рождается меньше, чем умирает. Эти два демографических состояния "равновесия" различаются между собой как черное и белое, как жизнь и смерть. Считать их и тем же одним состоянием, хотя и достигаемым разными способами,  может только слепой. Теория демографического перехода не верна в своем самом главном пункте. Жизнь её не подтверждает, а опровергает.

            Отметим в скобках, что может существовать четыре типа воспроизводства человека. Это тип с высокой рождаемостью и высокой смертностью, тип с низкой рождаемостью и низкой смертностью, тип с высокой рождаемостью и низкой смертностью и, наконец, тип с низкой рождаемостью и высокой смертностью. Оставим в стороне важный вопрос о том, как различить высокую и низкую рождаемость, высокую и низкую смертность, ведь то, что считается низким в одних условиях, может показаться высоким в других. По каким-то ненаучным причинам теория не признает за состоянием с высокой рождаемостью и низкой смертностью титула «типа воспроизводства». Это называется состоянием «демографического взрыва», но не типом воспроизводства. Не считается и состояние России конца 90-х годов с низкой рождаемостью и сверхсмертностью новым «типом воспроизводства» (будучи новым, возникшим в результате общественного прогресса, этот тип должен быть, по логике В.Г. Вишневского, и наиболее прогрессивным).   В.Г. Вишневский пишет о еще одном типе воспроизводства, характерным для доисторического состояния человечества, жившего «присвоительной», а не производящей экономикой. Чем этот тип воспроизводства отличается от «традиционного», с высокой рождаемостью и высокой смертностью, он не говорит.

            Главной причиной падения рождаемости в развитых странах В.Г.Вишневский считает стремление людей вырастить более образованных детей, дав обществу немного дорогих высококвалифицированных специалистов вместо большого числа дешевых «примитивных» крестьян.

            Зададимся вопросом, в самом ли деле для воспитания одного-двух «классных специалистов» семья должна израсходовать столько же ресурсов, как и для воспитания пяти-десяти «примитивных крестьян».

Во-первых, кто же больше знает и умеет, «примитивный крестьянин» феодального общества или «классный специалист» общества индустриального? Кому семья должна уделить больше времени? Глядя на все эти города и машины, сравнивая их с нехитрым крестьянским хозяйством, невольно думаешь, что крестьянин практически равен дикарю, тогда как наш современник обогащен знаниями под самую завязку. Крестьянин уже с пеленок может начинать работать, городской житель учится десять лет в школе, затем в училище или в вузе, и только к 20-27 годам становится готовым трудиться. Вот сколько сил надо приложить, чтобы воспитать и обучить нашего современника, члена индустриального общества.

            Но посмотрим всё же, что знает и умеет крестьянин и что – горожанин.

Крестьянин умеет пахать, то есть вести тяжелый плуг по прямой линии, не отклоняясь ни в сторону, ни в глубину. Он знает, когда, что и после чего сеять. Он умеет выращивать овощи. Он умеет пасти скот, выхаживать молодняк, заготавливать сено. Он умеет запрячь лошадь, знает, как за ней ухаживать. Крестьянин работает топором, он может срубить избу и починить, а то и сделать телегу. Он умеет собрать и сохранить урожай. В прежние годы крестьянин и прял, и ткал, и делал себе одежду и обувь. Крестьянин знал народную медицину. Крестьянин делал всё, что нужно для жизни, его хозяйство было натуральным, полностью самообеспечивающимся. Труд крестьянина был творческим. Крестьянин не мог схалтурить, сделать приписку, отбрехаться. Все огрехи, все недочеты в труде отдавались на его шкуре.

            Крестьянин воспитывался и обучался в труде, то есть, на практике, с самого раннего возраста под руководством родителей – истинных специалистов своего дела. Это как если бы наставник рабочего воспитывал его, с пятилетнего возраста обучая премудростям обращения с токарным станком. 

Быт крестьян, несмотря на окружающую его техническую простоту, был отнюдь не примитивен. Крестьяне имели сложную, развивавшуюся столетиями, тысячелетиями, культуру. Народные песни крестьян совсем не то, что современные дву- а то и односложные песни. Крестьянские песни передавались из уст в уста, это всегда высокохудожественные, если не гениальные произведения, халтуру из века в век не передают. Вся жизнь крестьян была регламентирована совсем не глупыми обычаями.   Очень серьезно крестьяне относились к созданию семьи и жизни в семье. Изучалась вся генеалогия предполагаемой невесты, какие в роду были болезни, не было ли дураков в семье, что собой представляют родители невесты (или жениха). Наконец, крестьяне не пьянствовали. Пьяниц по селу были единицы.

            Наш современник , будь он квалифицированным рабочим или дипломированным специалистом, никак не может сравниться с крестьянином по характеру и многообразию труда. Если это рабочий, то он каждый день делает одни и те же операции у станка или у конвейера. Если он инженер, то он каждый день решает одни и те же задачи. Каждое крестьянское дело выросло в профессию. Топором работать – плотник. Управляться с лошадью – шофер. Ухаживать за лошадью – механик. Кто может сказать, что чесальщик, мотальщик, стропальщик, даже шофер по сложности своего труда превосходят крестьянина? Шофера можно подготовить за полгода, крестьянин учится 10-15 лет.

            Конечно, дети учатся в школе 10 лет и не работают. Но обучение в школе бесплатное. При социализме всё обучение, в том числе и в ВУЗе, было бесплатным для семьи. Расходы на образование занимали и занимают отнюдь не первую строку в списке расходов на ребенка. Будь в семье один ребенок, или десять, всё равно они получат школьное образование. Получат и университетское, если захотят. Однако школьное и даже институтское образование во многом остается невостребованным в жизни человека. Оно формальное, оторванное от жизни.

            Стремительное падение рождаемости в СССР началось в 1929 году. Если следовать Вишневскому, в этот год крестьяне сказали решительное «нет» воспитанию своих детей в крестьянском духе. Теперь мы не будем более воспитывать примитивных крестьян- сказали крестьяне. Мы будем воспитывать высококвалифицированных строителей коммунизма. Эта крестьянская семья вместо семи крестьян воспитает двух стропальщиков, эта – одного бульдозериста и одного экскаваторщика, эта – двух профессоров математики, эта- вокзальных носильщиков. Правда, в хозяйстве нет ни бульдозера, ни экскаватора, да и математику крестьяне знают не так чтобы очень, и непонятно, что будут делать воспитуемые в процессе обучения по-новому. Только носильщиков есть на чем обучать, но выглядит это довольно глупо.

            Таким образом, основная причина «демографического перехода» названа неверно. Вовсе не наполнением страны высококвалифицированными кадрами озабочены родители. Конечно, они хотят дать детям хорошее образование, чтобы в индустриальном обществе те смогли занять лучшие позиции. Наиболее ответственные из родителей следят, чтобы дети делали домашнее задание и ходят на родительские собрания. Но не на это уходят основные ресурсы семьи. Не этим большую часть времени заняты родители. Большую часть времени они работают на производстве, зарабатывают на жизнь. Детей они почти не видят, и дети общаются не с родителями, а с воспитателями детских садов, ясель, школьными учителями. 

Есть у В.Г. Вишневского и другие объяснения, почему при капитализме рождаемость упала.

Он пишет: «При капитализме у господствующего класса появляется цель, которая низводит все остальные цели до положения средств, способствующих достижению этой главной. Стремление к получению как можно большей прибыли и к накоплению капитала как целевая доминанта капиталистического общества предполагает, что воспроизводство населения должно быть таким, которое наилучшим образом соответствует достижению этой цели. (стр.37). Если бы она была достижима вообще без людей, то, может быть, воспроизводство населения вовсе прекратилось бы. Но так как в действительности без людей никакое производство и никакое общество существовать не может, то и при капитализме должна надежно обеспечиваться непрерывность продолжения рода. Однако, коль это требование соблюдено, продолжение рода должно занимать в жизни общества как можно меньше места, чтобы не отвлекать его внимание, время, ресурсы от его главной функции - накопления капитала.

            Капитализм, таким образом, требует свести уровень воспроизводства населения к его нижней допустимой границе - почти до простого воспроизводства - но не путем возврата к прежней смертности. Капитализм создает иной путь- путь приспособления характера и уровня рождаемости к изменившимся характеру и уровню смертности».

 Зададимся вопросом - разве у предыдущих формаций была другая цель, нежели получение как можно большей прибыли? Разве получение убытков было целью рабовладельческого или феодального строя?  С другой стороны, быстрое снижение рождаемости наблюдалось и при социализме, тогда как главной целью социализма был неуклонный рост благосостояния советского народа. И никак не прибыль ни всего советского народа, ни даже его управляющего слоя (бюрократии). Почему Вишневский считает, что воспроизводство населения отвлекает ресурсы от накопления капитала, ведь при этом создается новая рабочая сила, один из важнейших ресурсов капитала, без которой капитал мертв.

Наконец, воспроизводство самих капиталистов при такой постановке вопроса не должно быть сокращено, наоборот, ресурсы, сэкономленные на рабочих, должны быть использованы для как можно более широкого воспроизводства самих капиталистов. Однако рождаемость упала и у капиталистов, хотя прежде князья (господствующий  класс) были очень плодовиты.

Тезисы Вишневского исходят из того, что воспроизводство населения убыточно, то есть, уже в самой  постановке задачи закладывается нужный автору ответ. Таков весь Вишневский. Если бы воспроизводство людей давало капиталистам прибыль, не меньшую, чем воспроизводство вещей, положение с рождаемостью было бы совершенно другим. Многие подумают, что это в принципе невозможно. Но в период, очень длительный период развития человечества, когда работорговля и рабство были вещами обыденными,  дети, как маленькие, так и выросшие, были очень ходовым товаром и их производство приносило людям неплохую прибыль. Рождаемость в этот период зашкаливала.

В процитированном отрывке из «Демографической революции» обращает на себя пассаж о том, что «Капитализм, таким образом, требует свести уровень воспроизводства населения к его нижней допустимой границе - почти до простого воспроизводства». Таким образом, падение рождаемости ниже простого воспроизводства, по Вишневскому,  не может быть объяснено стремлением капиталистов к извлечению максимальной прибыли.  

В работах В.Г. Вишневского можно найти еще одну причину снижения рождаемости - деление наследства. В многодетной семье родительское наследство делится между многими, в результате, например, крестьянский надел сокращается до таких размеров, что не может прокормить ни одного  из наследников. Казалось бы, сами наследники должны требовать, чтобы их было как можно меньше, так как проблема дележа наследства для родителей неактуальна. Однако не требовали и не требуют, и их можно понять. С другой стороны, эта проблема должна была ограничивать рождаемость у собственников земли, но не у пролетариев, у которых нет никакого наследства. Однако высокая рождаемость наблюдалась как раз у единоличных крестьян и не наблюдается у пролетариата, самого большого класса индустриального общества (т.е. у наемных рабочих).

В настоящее время появились более адекватные точки зрения на причины демографического перехода. Вот, например, что пишет об этом Википедия:

«В традиционном аграрном обществе дети рассматривались как дополнительные рабочие руки в хозяйстве. Поэтому рождение детей имело экономический смысл. Кроме того, большое количество детей является гарантией продолжения рода в условиях относительно высокой детской смертности. Урбанизация и труд индустриального типа разрушают этот тип поведения и приводят к снижению рождаемости, причем чем больше поколений прожило в городе после миграции из деревни, тем ниже рождаемость. Наличие значительного числа детей было также единственной надёжной гарантией сколько-нибудь благополучной старости родителей в условиях отсутствия системы социального страхования/пенсионного обеспечения.

В развитом индустриальном обществе дети должны длительное время учиться, чтобы получить квалификацию, соответствующую современным требованиям. Это приводит к их выключению из хозяйственной жизни. Дети из помощников превращаются в обузу для взрослых. Родители вынуждены тратить свое время и финансовые средства для достижения детьми высокого образовательного уровня. Они предпочитают вырастить лишь одного-двух «высококачественных» детей, так как большое количество детей в семье, как правило, отрицательно сказывается на их образовательном уровне и дальнейшей карьере. Кроме того, длительный период обучения способствует повышению среднего возраста женщины, рожающей первого ребенка (с 16 до 25 лет и старше). В аграрном же обществе дети, работая вместе с родителями, приобретали необходимые трудовые навыки естественным путем.

Практически все страны с высоким образовательным уровнем имеют низкие показатели рождаемости. И наоборот, лидеры по рождаемости имеют неграмотное население (в арабских странах 38 % населения старше 15 лет неграмотно, в странах «чёрной» Африки — 35 %). Исключением является Израиль, где, несмотря на очень высокую образованность, на женщину приходится 2,44 ребенка, тогда как во всех странах ЕС — менее двух. Частично это обусловлено очень высокой рождаемостью евреев-ортодоксов (у любавических хасидов — в среднем 7,5 ребенка на семью) и израильских арабов. Хотя все евреи грамотны, группа евреев-ортодоксов получает только религиозное образование и остается ориентированной на традиционные ценности, исключающие возможность демографического перехода.

Повышение независимости и образованности женщин является главным фактором снижения рождаемости. В свою очередь повышение образованности женщин ведет к росту их независимости. Поскольку главная нагрузка по выхаживанию и воспитанию детей ложится на женщин, они объективно не заинтересованы в многодетности.

Появились люди, сознательно отказывающиеся от деторождения (чайлдфри).

Система пенсионного обеспечения также способствует снижению рождаемости, так как люди перестают быть столь кровно заинтересованы в наличии большого количества потомков, помогающих в старости.»

 

Википедия, таким образом, видит три причины снижения рождаемости при переходе к развитому капитализму. Это экономическая невыгодность детей, повышение образованности женщин и пенсионная система. Разобрав эти причины, мы в дальнейшем увидим, что две последние сводятся к первой причине. 

Приведенный выше текст дословно повторяется в ряде доступных в Интернете источников. Поразителен низкий уровень мышления авторов этого текста.  Почему урбанизация и труд индустриального типа разрушают этот тип поведения и приводят к снижению рождаемости? Факты говорят, что это отнюдь не всегда верно. В Англии, в период, когда детский труд на фабриках получил большое распространение, рождаемость у  горожан сильно выросла. Дети приносили родителям свою зарплату.  Дело вовсе не в типе труда, а в том, что в рыночной экономике родители теряют положение организаторов производства и, следовательно,   возможность присваивать  продукт труда их детей.  Только поэтому дети становятся экономически невыгодными и их производство прекращается  - почти прекращается, об этом ниже.

Далее, причем тут длительность обучения детей и их выключение из хозяйственной жизни, если эта хозяйственная жизнь представляет собой работу не на отца с матерью, а на чужого дядю-капиталиста?  Мало дети учатся, много – всё равно в условиях рыночной экономики они на родителей не работают и для родителей превращаются в обузу.

Далее, повторяется нелепая идея, что родители  в условиях рыночной экономики рожают мало из-за того, что хотят вырастить высококачественных детей. На самом деле рожают мало или не рожают вовсе только потому, что  чем больше детей, тем хуже материальное положение родителей. Ведь дети при капитализме денег уже не приносят, а приносят нищету. 

В рыночной экономике коренным образом изменяется  значение  детей для родителей. Из средства производства материальных  благ дети превращаются в предмет потребления. Дети начинают удовлетворять потребность в детях как таковых и  только. А потребность всегда удовлетворяется одним предметом потребления. Миллиардер имеет возможность купить миллионы зубных щеток, но имеет одну.  Человек изо всех сил стремится купить автомобиль, но, купив, перестает копить деньги на следующий – на двух, трех, десяти  машинах он одновременно ездить  не может.   Поэтому число детей в семье не падает до нуля, но и не поднимается выше 2.

Ребенок из работника превращается в игрушку, предмет обожания,  способ утереть нос друзьям и родственникам. Именно поэтому из него делают «гения», таскают по кружкам и секциям, покупают места в престижных вузах.  Из детей капитализма вырастают законченные эгоисты и инфантилы.  О каком «высоком качестве» детей  тут можно говорить?

Далее, высокая численность детей  в тексте напрямую связывается с низким уровнем жизни – за исключением Израиля.  Связь здесь есть, но только между уровнем жизни и отсталым патриархальным способом производства. Общество,  в котором всё производство сосредоточено в семьях, не может создавать тресты, корпорации, научные центры, запускать ракеты в космос и строить роботизированные заводы.  А высокая (2,44 ребенка на женщину) рождаемость в Израиле связана с имеющимися там высокими пособиями на детей, которые конкурентоспособны с зарплатой – по крайней мере, на них можно жить и не работать на заводе. Дети в Израиле могут быть источником благ для родителей, они там экономически выгодны.

Повышение образования женщин приводит к тому, что они оказываются более  востребованы на рынке труда.  Если их доход на рынке труда выше, чем доход от работы в роли матери , то такая женщина пойдет работать в школу, воспитывать чужих детей. Но если вернутся условия, при которых  труд по воспитанию своих детей будет давать денег больше, чем труд на производстве, эти же самые образованные женщины станут рожать и рожать.

 

Наконец, пенсионное обеспечение делает ненужным большое число детей как опору в старости.  Это верно только для существующей в капиталистических странах  пенсионной системы.  Если вместо этого законодательно обязать детей содержать своих родителей, то такая пенсионная система не сделает  большое число детей ненужными при капитализме. 

            Продолжение следует.
           13.11.11

Автограф

 

Image: