Проект пенсионной реформы Валерия Акпарова

Вход на сайт

Экономика производства людей

 Способом существования человечества является самовоспроизводство. Воспроизводство человечества можно разделить на две большие сферы – сферу воспроизводства людей и сферу воспроизводства вещей. Основой воспроизводства является производственный процесс. Итак, хотим мы этого или нет, на нашей планете сосуществуют, взаимодействуют и конкурируют два производства- производство вещей и производство людей. Законы экономики действуют одинаково в обеих этих сферах. Но если производство вещей развивается семимильными шагами, то производство людей находится в состоянии перманентного кризиса. Одновременно в разных частях планеты имеют место два кризиса: кризис перепроизводства людей в развивающихся странах и кризис недопроизводства людей, называемый еще депопуляцией, в развитых капиталистических странах. Причина и того, и другого кризиса одна и та же, и лежит она в сфере экономики. И в том, и в другом случае масштаб производства определяется его прибыльностью.

С точки зрения бизнеса ситуация в сфере производства людей выглядит элементарно. В развивающихся странах производство людей прибыльно по сравнению с производством вещей. Трудоспособные дети работают на своих производителей в единоличном крестьянском хозяйстве практически за еду. Фактически вещи, произведенные в крестьянском хозяйстве, его собственникам ничего не стоят, так как и еду производят трудоспособные дети. Имея достаточно большую семью, крестьянин мог бы вообще не работать. Это он и делает, когда дети вырастают, а сам он стареет. Будучи прибыльным, производство людей при феодализме постоянно расширяется и практически находится на уровне своего биологического предела.

В то же время производство людей в условиях господства наемного труда убыточно, так как трудоспособные дети на своих родителей не работают. Это значит, что производство людей лишено дохода от реализации продукта. Семья, своего рода фабрика по производству людей, затрачивает на свою деятельность колоссальные средства и при этом отдает продукт на рынок труда совершенно бесплатно. Любое производство, а не только производство людей, в таких условиях обречено быть прекращенным во избежание сначала обнищания, а затем и голодной смерти производителей. Люди бегом бегут от неоплачиваемого труда по производству людей, предпочитая быть занятыми в прибыльной области производства вещей. Удивительно, что в этих условиях люди вообще рождаются. В капиталистических странах производство людей не просто менее выгодно, чем производство вещей, не просто неконкурентоспособно, оно убыточно абсолютно. Фундаментальной причиной этого является нерыночный характер производства людей в условиях рыночного способа производства вещей. Мы живем в переходный период от феодализма к капитализму, который характеризуется тем, что прогрессивный рыночный способ производства и распределения пока не охватил все сферы воспроизводства человечества. Воспроизводство человека ведется отсталым, патриархальным, нерыночным способом. Это отставание фатальным образом влияет на судьбы целых стран. Отсутствие рынка людей (трудоспособных детей) закреплено в культуре пережитками морали раннего капитализма. При феодализме как раз рынок людей существовал, крестьяне (а еще раньше рабы) свободно продавались и покупались. Идеи свободы, равенства и братства нанесли тяжелый удар по самим основам воспроизводства человечества. Связано это с тем, что, разрушив с помощью этих идей патриархальное общество, капитализм на протяжении одного-двух столетий хищнически эксплуатировал человеческие ресурсы существующего параллельно с ним крестьянского хозяйства. Долгое время патриархальная семья была бесплатным источником рабочей силы для капиталиста. Это было и остается чрезвычайно выгодным делом. С исчезновением крестьянства как класса этот источник иссяк, и капиталист поставлен перед неприятной  необходимостью полной оплаты труда по воспроизводству человека. Привлечение гастрарбайтеров из стран с преимущественно патриархальным типом хозяйства на работу в вымирающие развитые капстраны является последней отчаянной попыткой капиталистов эксплуатировать сжимающийся как шагреневая кожа бесплатный источник рабочей силы.

Попробуем оценить рыночную стоимость человека. Совершенно очевидно, что для того, чтобы труд и капитал пришли в сферу производства людей, норма прибыли в этой сфере должна быть не меньше, а больше, чем в сфере производства вещей, т.е. должна не уступать средней по стране. Фактически превышение доходов от реализации детей на рынке над расходами по их производству должно быть не меньше средней по стране зарплаты работницы за всю её жизнь. Все попытки ограничиться меньшими суммами не дадут никакого эффекта, так как производство людей останется неконкурентоспособным и стагнирующим даже тогда, когда норма прибыли будет ниже необходимой хотя бы на один рубль. Рынок сам определит цену человека, а для расчета этой цены необходимо знать величину расходов на ребенка с момента рождения и до выхода его на работу. За рубежом, принимая решение завести ребенка, каждая семья рассчитывает, во что он им обойдется. Например, в Британии ребенок обходится в стоимость загородного дома. Это примерно сто тысяч фунтов стерлингов. Такую сумму плюс суммарную среднюю зарплату и должны получить англичане за своих детей за время своей жизни.

Тот факт, что при капитализме дети не работают непосредственно на родителей, не является непреодолимым препятствием для получения родителями дохода от своих трудоспособных детей. Эта проблема решена на самых ранних стадиях развития государства. Ведь уже князья нашли способ получать доход от не работающих на них непосредственно крестьян. Они облагали население данью, которая в наши дни трансформировалась в налоги. Достаточно большой государственный налог на работодателей в пользу родителей их работников сразу решает демографическую проблему. Причем и в развитых, и в развивающихся странах. В развивающихся странах выплачиваемая родителям сумма должна быть меньше дохода родителей от эксплуатации труда детей. По существу, в развивающихся странах родители должны быть обязаны выплачивать государству налог на каждого ребенка, размер которого делает детопроизводство убыточным. Этот налог аналогичен налогу на плодовые деревья, которым облагались наши крестьяне и который привел к массовой вырубке садов. И тут, и там речь идет об обложении налогом источника прибыли. Правда, необходимость введения такого налога и последствия от его применения в развивающихся странах совсем не очевидны. Отметим в скобках, что введение аналогичного налога (налог, т.е. акциз,  есть, всё дело в его размерах) на производство спиртного элементарно понижает норму прибыли в ликеро-водочной промышленности до уровня, делающего производство спиртного убыточным, что и решает проблему алкоголизации населения. С уходом бизнеса из этой сферы общественный интерес к алкоголю упадет до уровня, характерного для допетровской России.

В развитых странах налог должен полностью возвращаться родителям и быть таким, чтобы получаемый доход превышал понесенные расходы на детей на сумму, равную суммарной зарплате работницы за всю её жизнь. Это приведет к скачкообразному росту рождаемости до самых предельных её значений. Ограничить рождаемость можно, регулируя процент этого налога  и число детей, попадающих под действие закона.

Не только в ликеро-водочной промышленности, но и в сфере производства людей соответствующий налог давно введен. Это – обязательные пенсионные отчисления. Работодатель уже сейчас перечисляет почти 30% от чистой зарплаты работников в пенсионный фонд, который далее возвращает эти деньги родителям. Система не способствует высокой рождаемости по одной причине: она способствует росту доходов государства, а не населения. Так она задумана, так она реализуется. Это всего лишь один из налогов, часть которого расходуется для предотвращения голодного бунта стариков. Деньги распределяются среди стариков уравнительно, а не в зависимости от суммарной зарплаты их собственных детей, т.е. их количества и качества. Достаточно исправить эту маленькую деталь, и о депопуляции России можно будет забыть. Для этого надо ликвидировать пенсионный фонд, а обязательные пенсионные отчисления переводить прямо родителям работников. Регрессивная шкала уплаты взносов и получаемой пенсии должна быть упразднена, пенсионный возраст ликвидирован. Родитель становится получателем дохода сразу после выхода его ребенка на работу. Все эти переделки вполне могут быть введены одним указом президента. Никакой социальной революции не требуется.

Каким же должен быть процент обязательных пенсионных отчислений, чтобы производство людей вновь стало рентабельным? Произведем грубую оценку этого процента. Пусть средние расходы на каждого ребенка составляют Х% средней по стране годовой  зарплаты, период детства – n лет, средняя продолжительность жизни – N лет, пенсионные отчисления составляют Y% зарплаты, женщина полностью занята ребенком 2 года. Предполагается, что родители умирают, когда дети еще трудоспособны. Тогда расходы на ребенка составят nX%+2 годовых зарплат, а доходы (N-n-2)Y% годовых зарплат, считая, что и ребенок будет сидеть со своим ребенком те же 2 года, что верно в условиях простого воспроизводства людей. Чтобы прибыль была равна суммарной зарплате женщины за период, когда она сидит с детьми, доходы должны превышать расходы на 2 годовые зарплаты, т.е.

(N-n-2)Y%-( nX%+2)-2≥0.

Отсюда Y%≥(nX%+4)/ (N-n-2)

Подставим современные значения, принимая X%=20%.

Y%≥(18*0,2+4)/(69-18-2) =15,5%

Таким образом, 15,5%-ные отчисления компенсируют себестоимость воспроизводства человека и дают прибыль в размере годовой зарплаты на время отсутствия женщины на рынке труда. При увеличении числа детей и числитель, и знаменатель в приведенной формуле увеличиваются примерно одинаково. Например, расчет для двухдетной семьи дает Y%=15,8%. Чтобы получать пенсию в размере 60% от зарплаты, при современной продолжительности жизни и современном пенсионном возрасте, в среднем 14 лет, дети должны принести родителям 14*1,2=16,8 зарплаты за 30,5 лет, итого 0,55 зарплаты в год. При двухдетной семье это будет соответствовать еще 28% пенсионных отчислений, т.е. всего должно отчисляться в пользу родителей 43,8%, при четырехдетной 30%. Надо отметить, что пенсионные деньги будут получаться в течение большего времени, чем сейчас, и в нетрудоспособном возрасте поступления от трех детей составят 45% от средней зарплаты на каждого родителя. Остальные деньги к этому времени будут проедены (или вложены в дело и дали дополнительную прибыль, это уж каждый будет решать сам).

В условиях многодетности процент расходов на каждого ребенка снижается из-за более эффективного использования материальных ресурсов (часть одежды, обуви, мебели и игрушек используется многократно). С другой стороны, женщина теряет возможность карьерного роста, так как период молодости используется не для получения высшего и специального образования, а для рождения детей. Средняя зарплата женщин ввиду этого падает. Всё это следует компенсировать. 

Чем выше процент пенсионных отчислений, тем выше рентабельность производства людей, тем привлекательнее эта сфера деятельности для труда и капитала, тем выше будет рождаемость. Не вдаваясь в сложные выкладки, учитывающие все приведенные выше обстоятельства, отметим, что уже современные 30%-ные обязательные пенсионные отчисления вполне способны обеспечить высокий уровень рождаемости. Каждый дополнительный ребенок будет приносить прибыль, равную примерно 80000 долларов при современной средней по стране зарплате 1000 долларов в месяц с учетом того, что половина рожденных детей будут дочерями, значительную часть жизни занятыми на не приносящем родителям доходов производстве людей.

Проблема в том, что гибель как ликеро-водочной промышленности, так и пенсионного фонда не входит в число приоритетных задач государства, несмотря на смертельную опасность, которую несут для народа и та, и другая структура.

 
  
 
Категория: 
Image: